Турист, рыбак и охотник на таежной охоте

– Ого! – тихонько произнес Костя, когда машина пошла в занос и ее юзом потащило на обочину, в кювет.

Я резко вывернул руль и надавил на газ, пытаясь спасти положение. Двигатель «Нивы» взревел, насколько вообще способен «реветь», застучали по днищу автомобиля комья грязи и глины, летящие из-под колес. Грязь с глухим стуком и чавканьем ударяла в стекла, падала на капот и крышу. Машина натужно, боком прошла по самому краю кювета еще несколько метров и, наконец преодолев затяжной подъем, зацепилась передними колесами за твердую каменистую поверхность, после чего бодро выскочила наверх.

Мы остановились и вышли из автомобиля.

– Дальше вся дорога будет каменистой, спокойно проедем, – авторитетно заявил Константин. – Главное, чтобы уровень воды в речке не поднялся и брод был проходимым.

Я неопределенно хмыкнул на это замечание, и мы отправились дальше.

В целом довольно просто и буднично преодолели весь путь, вплоть до самого брода через небольшую речку.

– Между вон тех кустов нужно держаться. – указал Костя на противоположный берег. – Тут мелко, потихоньку проскочим.

Я осторожно тронулся вперед. В темноте свет фар отражался на черной глади воды, и дна не было видно. Первые несколько метров преодолели легко, но вскоре уровень воды начал подниматься все выше, и я почти запаниковал, когда мне показалось, что вода вот-вот хлынет сверху на капот. Но мы уже достигли другого берега, и «Нива», сверкая в темноте своими фарами-глазищами, окутанная паром, словно какой-то рычащий большой зверь, выбралась на раскисшую дорогу, начинавщуюся между прибрежных кустов. Еще несколько минут езды по разбитой колее, когда машину бросало из стороны в сторону, а ветви кустов и деревьев скрежетали по бортам − и мы оказались у места предполагаемой стоянки.

При свете фонарей установили палатку, затопили печь. Под куполом палатки разместили кемпинговый фонарь и взялись за внутреннее обустройство: раскладушки, стол, походная плитка и продукты, рюкзаки. Костя принялся за готовку ужина, я же начал снаряжать патронташ, готовясь к завтрашнему дню.

Наскоро приготовленный ужин съели быстро. Выпили по кружке ароматного горячего чая и улеглись на свои раскладушки поверх спальников, укрываться никакой необходимости не было, печь справлялась со своей задачей на все сто процентов.

Равномерно шумела за стенами палатки таежная речка, стучали по тенту капли дождя, весело потрескивали в печи дрова. Уснули мы быстро.

Утром позавтракали бутербродами с чаем и вышли в тайгу.

ОСЕННЯЯ ТАЙГА

Константин, мой друг и товарищ, − не охотник, но знает эти места с юных лет, поскольку с детства занимается туризмом и частенько бывал здесь в пеших походах. Возможная охота на рябчика вызывала у него умеренный и вполне здоровый интерес, но, как вы понимаете, самоцелью всей вылазки для него не была. Впрочем, и мне для прекрасно проведенного времени и хорошего настроения достаточно было чувствовать рядом надежное плечо друга, наслаждаться походной романтикой, получать удовольствие от ведения незамысловатого таежного быта и просто находиться в осенней тайге.

А тайга поражала своей красотой! Несмотря на отсутствие солнечной погоды и хмурое серое небо, раскинувшийся вокруг таежный лес радовал глаз пусть и несколько приглушенными, но все равно невероятно живописными красками. Желтый ковер листвы пронизывали устремленные вверх темно-зеленые пики елей. Серое низкое небо и туман, запутавшийся в кронах деревьев, создавали мрачноватую, торжественную, немного сказочную картину. Вся природа вокруг поражала спокойным величием, потаенной и неукротимой мощью, своим масштабом. Поднимаясь на вершину очередного холма, мне порой казалось, что встану я с открытым от восхищения ртом и широко распахнутыми глазами, замру, да так и останусь стоять здесь столбом, не сводя глаз с бескрайнего лоскутного одеяла леса.

Повалил крупный мокрый снег, встал белой пеленой, заслоняя соседние склоны холмов, скрадывая расстояние. Подгоняемые ветром снежинки кружились в бешеном хороводе, били прямо в глаза, мешая смотреть, и вскоре мы вынуждены были повернуть назад, к месту стоянки.

В палатку вернулись совершенно мокрые и тут же принялись развешивать одежду для сушки, подкидывать в печку дрова.

Разыгравшаяся непогода хоть и сорвала нашу вылазку, но не испортила нам настроения. Мы перешучивались, пили обжигающе горячий чай и обсуждали наши дальнейшие планы. В нас неукротимо горело пламя оптимизма и мы были твердо убеждены в том, что бушующее ненастье вскоре успокоится.

После обеда природа дала нам некоторое послабление. Дождик время от времени еще капал, но снегопад прекратился, да и ветер немного утих.

К нашей тесной компании присоединился третий товарищ, Денис, наш друг еще со школьных лет. Денис, как и Костя, не охотник, но турист и рыбак, к охоте относится положительно, хоть и не планирует в обозримом будущем обзаводиться ружьем, на что я его периодически подбиваю.

АЗАРТНЫЙ ТОВАРИЩ

До наступления сумерек мы успели пройти по одному из намеченных ранее маршрутов, полюбоваться природой, сделать некоторые пометки на карте. По пути я, не теряя надежды, пытался выманить рябчика, но птица не отзывалась.

На том можно было и закончить активную фазу дня, вернуться в палатку и расположиться у горячей печки, попивая чаек и травя различные байки, но в Денисе разгорелся нереализованный охотничий азарт, поэтому он предложил мне отправиться на вечерку, чтобы попробовать добыть утку.

– Ни разу на такой охоте не был, хочу посмотреть!

– Сидеть придется до самой темноты, – предупреждаю я.

– Ну и посидим! – отвечает мне Денис.

– Дождь может снова пойти… − тяну я с сомнением.

– У нас дождевики есть! – парирует Денис.

Он настроен по-боевому, меня же терзают очень большие сомнения, что мы вообще увидим хоть одну утку. Та троица, что мы с Костей видели утром, скорее всего, совершенно случайные гости на обнаруженном нами водоеме, а других подходящих луж и болотец в округе не имеется, о чем я честно предупреждаю нашего азартного товарища.

– Ты понимаешь, что мы можем просидеть до самой темноты и ни одной утки не увидеть? – спрашиваю я его.

– Ох, напугал! – смеется в ответ Денис. – Я же рыбак! Просидеть вечер впустую − для меня обычное дело!

Под таким напором устоять невозможно!

Беру ружье, патронташ, и мы с Денисом выдвигаемся к водоему. Костя остается кашеварить, его совершенно не впечатляет перспектива провести вечер на улице, под дождем и ветром, когда можно с комфортом разместиться в светлой, жарко натопленной палатке. На нас он смотрит с нескрываемым сочувствием, как на не совсем психически здоровых людей, которым помочь не в силах.

Через грязь и лужи добираемся до водоема, устраиваемся на берегу под прикрытием кустов. Денис сидит совсем рядом, по левую руку от меня, так, чтобы не мешать мне при возможной стрельбе по птице. Потянулось ожидание…

Примерно через час, когда сумерки уже почти поглотили все вокруг, Денис неуверенно спросил:

– Может быть, их правда нет смысла ждать? Я-то не охотник, в этом не понимаю ничего.

Теперь уже давай до полной темноты сидеть, раз столько ждали, – отвечаю я ему.

ОХОТА СОСТОЯЛАСЬ

И только собираюсь приподняться и размять затекшие ноги, как прямо над нами, из-за спины, чуть не сбив с наших голов шапки, проносятся и садятся на воду две утки! Лужа, как я уже говорил выше, совсем небольшая, находится в окружении высокого и густого кустарника, поэтому птица устремляется вниз почти отвесно.

Вскидываю ружье. Бах! Выстрел вышел громкий, раскатистый, эхом откатился куда-то вдаль. На поверхности лужи взметнулись вверх брызги воды от ударившего снопа дроби. Одна утка взлетает, вторая, хлопая одним крылом по воде, устремляется к прибрежным кустам. Подранок! Делаю второй выстрел, и птица замирает. Добрал!

Ну, все! Охота состоялась, утка добыта!

– Я полагал, что сюда вообще никто не приле… – начал было я с довольной улыбкой, но тут речь мою прервал короткий свист крыльев и громкое плюханье птицы на воду. Еще одна утка!

Резко переламываю ружье, эжектор выплевывает стреляные гильзы, я же рукой пытаюсь открыть патронташ, но никак не могу нащупать клапан… Да у меня же патронташ под дождевиком! Чертыхаясь, расстегиваю дождевик (не ждал я утку, ох, не ждал!), торопливо лезу за патронами, суетливостью движений лишь мешая самому себе.

Снова раздается всплеск, совсем рядом с берегом, метрах в пяти от нас садится еще одна утка.

– Смотри, совсем рядом! – шепчет мне Денис.

Но я и сам вижу этих уток, а вот патрон подцепить никак не могу. Наконец, когда два патрона оказываются у меня в руке, утки с шумом взлетают с лужи и уносятся прочь.

Расстроиться из-за своей оплошности и несобранности я не успеваю, потому что на место взлетевших уток уже садятся новые.

Бах! Бах! Звучат раскатистые выстрелы моего ружья. Еще одна утка остается лежать на воде. Стрельба у меня сегодня не задалась. Казалось бы, добыть утку проще простого, вот они, совсем рядом садятся! Но то ли охватившее меня непонятное волнение, то ли спешка, то ли еще какая-то неясная причина не давали мне произвести красивый дуплет. Каждая из добытых за вечер уток взята вторым выстрелом, и после первого выстрела каждая – подранок.

Решаю больше не стрелять, двух уток нам вполне достаточно для готовки, хранить их все равно негде.

А утки еще некоторое время продолжают садиться на воду и разлетаются лишь тогда, когда мы, насмотревшись на них вдоволь, поднимаемся из-под скрывавших нас кустов. Пора собирать трофеи.

Весь вечер в палатке не смолкали возбужденные разговоры, Денис красочно и эмоционально делился своими впечатлениями от прошедшей охоты. Весь лет утки длился не более 15-20 минут, а сколько эмоций! Смеялись, вспоминая, как я не мог добраться до патронташа с патронами, как упустили утку, плавающую в пяти метрах от нас. Строили планы на следующий день, с удовольствием уминали за обе щеки ужин, приготовленный Константином.

За стенами палатки снова гудел ветер и не переставая лил дождь.

Евгений Горских, г. Барнаул

Подписывайтесь на наш видео-канал на youtube


     15.11.2021     Просмотров: 218  

Будь в курсе событий!
Добавь «Хозяйство»
в избранное.

Подписаться

НАРОДНЫЙ РЕПОРТЕР

+ Добавить свою новость