Радость от первой рыбалки я запомнил на всю жизнь

С возрастом мы очень часто вспоминаем о своем раннем детстве, когда впервые взял в руки удочку. Первая рыба, порой с хитростью насаженная на крючок взрослыми, оставляет в душе ребенка восторженное воспоминание на всю жизнь. Радует душу не только улов, но и впечатления от красоты природы. С детства полюбив рыболовный спорт, я на протяжении десятков лет не расстаюсь с удочкой.

Никогда не забудутся первые радости, первые самостоятельные походы на рыбалку и первые пескари и окуни, нанизанные на кукан. И сегодня, спустя годы, сам себе задаю вопрос: «А как все это было?»

Наше село Туроверово расположено вблизи реки Глубокой. Весной полая вода заливала колхозную плантацию, сельские огороды и подходила к самим избам. Широкий, буйный разлив – точно море. Дикие утки косяками прилетали сюда и смело подплывали к людям, угощавшим их хлебом домашней выпечки.

Когда вода сходила, сельские пацаны брали в руки удочки – и вперед, на рыбалку. Не без волнения, но с верой в несомненный успех я, двенадцатилетний парнишка, заранее собрав удочки, пару кусков хлеба и червей, ранним утром вышел на рыбалку. Первые забросы снасти результата не дали. Рыба решительно не клевала. Попробовал ловить на одном, другом месте, но результата ноль. Все дальше и дальше я уходил от дома, как вдруг заметил идущего ко мне навстречу человека. Это был дед Степан, старый рыбак. На левом плече он нес удочки, связанные бечевкой, а в правой руке большую и, по-видимому, очень тяжелую корзину. –

Здравствуй, Вовка! – воскликнул старик, опуская на землю корзину и махая в воздухе затекшими пальцами правой руки. По его лицу струился пот. – Фу-уу! – выдохнул, присаживаясь на спиленное кем-то давно дерево старик.

– Чего это он так упарился? – косясь на его корзину, подумал я.

– Присаживайся, юный коллега, в ногах правды нет, – вытерев вспотевшее лицо и щуря в улыбке глаза, сказал дед.

Я присел рядом и опять же невольно поглядел на его корзину. Как вдруг она вздрогнула, закачалась и, прыгнув, с шумом опрокинулась набок. Из нее, разбрасывая траву, один за другим вывалились несколько крупных карасей и, топорща темными плавниками, судорожно забились на земле. Сверху на них посыпались крупные, уснувшие окуньки. Старик бросился к корзине. –

Ай-я-яй, чего наделали, поросята! – воскликнул он, укладывая рыбу назад в корзину.

Произошедшее просто ошеломило меня. Особенно один из карасей, он в моем понятии был великан: большой, толстый, как поросенок.

– В каком же месте вы, дед Степан, наловили таких красавцев? – спросил я счастливого рыбака.

– На Фирсовке, – улыбаясь, ответил старик, – недалеко от мотора, которым поливают плантацию.

Слушая деда, я вспомнил восторженные рассказы одного знакомого рыбака о сказочном рыбном богатстве этого участка реки. Он как-то и меня звал туда порыбачить, гарантируя хороший улов. Но этот дядька − спиннингист. Я до щук не то что был небольшой охотник, а просто в сей ловле ничего не смыслил.

Расспросив старика подробно о самом месте лова, поблагодарив за совет, я собирался уходить, но он остановил меня:

– Покажи, Вовка, своих червей.

Осмотрев и для чего-то понюхав моих червей, он с сомнением пожал плечами и отрицательно покачал головой.

– Слишком сильно навозом пахнут.

Он достал из сумки и протянул мне банку с красными, приятно пахнущими червями. Я сердечно поблагодарил деда Степана и спешно пошел к его заветному месту рыбалки.

РЫБАЧИТЬ ИЛИ НЕ РЫБАЧИТЬ

Когда я подошел к мотору, небо заволокло черными грозовыми тучами. Где-то за селом послышались густые раскаты грома.

– Что же все-таки мне делать? Куда деваться? Хорошо, что мама на работе, она на такие вопросы четко отвечает лозиной – подумал я. Но, к счастью, погода стала проясняться, грозовые тучи ушли, а по небу поплыли легкие белые облака.

У поверхности воды, сверкая бисером чешуи, играли сотни резвых мальков. Вдруг раздался резкий удар. Крупная щука, вылетев из камыша, бросилась на обезумевших от страха мелких рыбешек, которые фейерверком взлетели в воздух.

Ках-ках-ках – тревожно где-то рядом закричала дикая утка. Чуть ли не над моей головой, расправив мощные крылья, пролетел злейший враг моих голубей − ястреб.

Через несколько минут все вдруг успокоилось, и, забросив в воду несколько замоченных кусков хлеба и поставив на деревянные подставки две удочки, я стал ждать клева.

– Неужели здесь может взять такая рыба? – вспоминая карасей деда Степана, с сомнением подумал я. Вдруг один из круговых поплавков вздрогнул и, увлекая за собой облепившую его ряску, медленно поплыл в сторону. Я, как меня с раннего детства учил мой любимый отец, заядлый охотник и рыбак, сделал резкое движение кистью правой руки, и... о, радость! На крючке забилась какая-то сильная рыба. Мое деревянное удилище трещало и скрипело, но после упорного сопротивления рыба, разметав ряску, с шумом всплыла на поверхность. Задохнувшись воздухом, она беспомощно повисла на натянутой леске. Потянув ее к берегу, я бросил удилище и руками выбросил ее на берег.

НЕОЖИДАННЫЙ УЛОВ

Это был крупный карась, который быстро пришел в себя, но было уже поздно. С колхозной, хозяйственной сумки был только один выход – на сковородку.

Пока я любовался речным гостем, зашевелился поплавок другой удочки.

– Тяни! Да тяни же! – шептал я, чувствуя дрожь в коленках, – поведи хоть немного.

Но рыба не вела и не тянула. Поплавок покачивался, приплясывал, но с места не двигался. Я не выдержал и дернул удилище. Дубовая снасть круто согнулась и леска натянулась как струна. Но в следующее мгновение выпрямленное удилище со свистом вылетело из воды, а что-то небольшое и скользкое, висящее на крючке, влетело мне в лоб. Сняв со лба незваный подарок, я едва не вскрикнул от изумления: на крючке висел большой рыбий глаз.

Несколько секунд я, ничего не понимая, пялил глаза на свой необычный трофей. Судя по величине глаза, можно было догадаться, какой великан его хозяин.

– Дернула же меня нелегкая с подсечкой, – с досадой подумал я.

Вдруг ряска в двух-трех метрах от берега раздалась в стороны, и на поверхность всплыл и ошалело закружился на месте большой карась.

– Уйдет, уйдет! – колотились мысли у меня в голове, – что же делать? – шептал я в отчаянии.

Но карась не ушел. Он, как заводная игрушка, кружился на одном месте. Недолго думая, в одежде, я сиганул в воду. Глубина в том месте была более трех метров. Вынырнув из воды, весь облепленный ряской и буквально почти у берега я накрыл карася своей майкой и выкинул его на берег. Что это был за карась! Что за красавец! Только с левой стороны вместо глаза у него зияла пустая глазная впадина.

Поставив на всякий случай удочки на место ловли, я начал приводить себя в порядок. Как вдруг одно из удилищ подпрыгнуло и улетело в воду. Но делать было нечего. Я бросился вслед за ним. На крючке сидел очень крупный окунь, который взял на глаз несчастного карася.

После этого удивительного случая рыба больше не брала.

Испытав первую, настоящую рыбацкую радость, весь облепленный ряской, как рыба чешуей, но с победным видом я возвращался домой.

В.А. Пятицкий, г. Миллерово, Ростовская обл.

Подписывайтесь на наш видео-канал на youtube


     01.07.2021     Просмотров: 2353  

Будь в курсе событий!
Добавь «Хозяйство»
в избранное.

Подписаться

НАРОДНЫЙ РЕПОРТЕР

+ Добавить свою новость