Я – охотник, или долгий путь к любимому делу

Долог и тернист был мой путь в ряды охотников, и когда я говорю о своем стаже, многие мне не верят – слишком уж он мал и незначителен по их меркам. Но когда говорю, сколько времени провожу на охоте, все меняется. Нет, я не хвастаю, потому как встречал на своем пути охотников более опытных, более умелых, более грамотных, более удачливых и даже намного правильнее меня.

А начиналось все так…

Мне пять или шесть лет, и я уже настоящий рыбак, ловивший не только увесистых карасиков, но и отмеченный фортуной судаком на килограмм. И у меня есть своя удочка, одноколенное бамбуковое удилище – подарок отца на пятилетие. Мы стоим у прилавка охотничьего магазина «Природа», что находился в торце пятиэтажного жилого дома, расположенного во дворе гостиницы «Сибирь» в городе Барнауле.

Мне страшно: со стен на меня смотрят оскаленные пасти волков, медведей, кабанов и еще каких-то зверей, и даже птицы кажутся страшными и злыми драконами. Я ухватился за ногу отца, с интересом разглядывающего какое-то ружье.

– Ну, этот будет охотником! – кивает на меня, улыбаясь, продавец.

– Куда ему! – отвечает отец. – Видишь, как трясется.

– Это ничего! Из таких хорошие охотники выходят. Боится, но не пищит! – уже серьезно сказал продавец.

Этот магазин мы посещали довольно часто, а точнее, всякий раз, когда не мать, а отец забирал меня из садика. Он часто и подолгу беседовал с продавцом, они даже как будто подружились. Продавец рассказывал о своих охотничьих подвигах, а отец, раскрыв рот, слушал – он очень хотел стать охотником…

Да, отец очень хотел стать охотником, но так им и не стал.

После выпуска из садика «Колокольчик» наши пути с охотничьим миром разошлись на несколько лет.

ПРО ОХОТУ ТОЛЬКО ЧИТАЛ

В мои 12 или 13 лет мы поменяли место жительства, переехав из частного сектора в душный район пятиэтажек, где соседом по лестничной площадке был охотник – дядя Вова. Отец к этому времени интереса к охоте уже не проявлял, а меня почему-то влекло одно только слово – охота.

Я много читал и был завсегдатаем нескольких библиотек, где для меня заранее подбирали тематические издания, и я буквально зачитывался рассказами об охоте, о таежных приключениях. Но пуще всего я любил слушать подвыпившего дядю Вову с его охотничьими небылицами.

– Вот подрастешь маленько, и я упрошу твоего отца взять тебя с собой, – уже еле ворочая языком от хмельного угара, говорил он.

Но этого так и не случилось.

После окончания школы я твердо решил поступать на факультет охотоведения и отправился в столицу – в Академию им. Тимирязева. Но когда я появился в приемной комиссии, то меня ждало разочарование – в тот год факультет охотоведения «отдыхал». Так мир охоты вновь остался недосягаем.

Потом была армия, рассказы сослуживцев о вечерках по утве, шелесте камыша, свежести морозного утра и скрипа снега под летящими за зайцем лыжами. И несмотря на то, что каждый из рассказов был повторен десятки раз, я нет-нет да и просил товарищей рассказать еще.

Потом были институт и новые друзья-охотники. Наконец-то я смог побывать на охоте. Но все выглядело совершенно не так, как это было описано в книгах, как звучало из уст дяди Вовы, как рассказывали друзья-сослуживцы. Скитание на машинах, мотоциклах и повозках по угодьям, стрельба во что ни попадя, пьяный угар – назвать это охотой я не мог. И интерес к такого рода мероприятиям у меня поиссяк.

По окончании института я вновь поменял место жительства и переехал в Павловск, что находится в пятидесяти километрах от краевого центра. Сначала горнозаводской поселок, потом поселок городского типа, а сейчас село расположено в ленточном бору, вокруг много озер, речек, да и река Обь совсем близко – вот где моя душа рыболова развернулась с новой силой, и я на время позабыл о своей старой любви к охоте.

На новом месте у меня еще не было знакомых и друзей, поэтому на рыбалку я выезжал один либо с тестем Александром Ивановичем, который охоту не уважал.

И ВСТРЕТИЛИСЬ ДВА «ОХОТНИКА»

Однажды вечером, когда мы с женой готовились к приему гостей в честь какого-то праздника, к нам заглянул ее двоюродный брат – Александр. Уж не помню, каким образом мы затронули охоту, но Александр сказал, что он охотник, даже пообещал взять меня с собой на зайца – на дворе была зима.

Я, конечно же, списал это на хмельную браваду, но каково же было мое удивление, когда в шесть утра в окно постучали:

– Выходи! На охоту пойдем! Али передумал? – услышал я за окном Сашкин голос.

«Вот так удача, ну и дела!» – думал я про себя, впопыхах натягивая свитер и теплые штаны.

Утро морозное! Нос щиплет. Зная, что после вчерашнего у Сани явно будет похмелье (сам-то я с похмелья никогда не болею), я взял с собой литр домашнего вина.

Саня идет впереди, а я качусь следом по его лыжне. Темно, и мне совершенно ничего не видно. Вдруг Саня встал как вкопанный, потом присел, потрогал снег, понюхал его и, ничего не отвечая на мои вопросы, побрел дальше. Весь световой день он водил меня по лесу, по оврагам, что-то выглядывал, трогал снег, но ничего мне так ни разу и не ответил. А после того, как выдул литр вина, захмелев, стал бормотать песни.

Домой мы вернулись часов в шесть вечера.

– Ошалели вы, что ли? – встретила меня жена. – На улице мороз минус 35, а вас целый день нет!

Усталый и злой, я ничего не ответил, а когда уже собирался закрыть за собой дверь, Саня спросил: «Ну что, завтра пойдешь?»

Скорее из гордости, чем от желания, я ответил: «Пойду!» и закрыл дверь в сенях.

В шесть утра я на ногах – собираю вещмешок и выглядываю на улицу. На термометре – 38!

«Неужели придет?» – думаю я, желая, чтобы он не пришел. Но ровно в семь Саня стучит в окно: «Выходи!»

– Морозно! Далеко не пойдем! Заглянем на дачи. Там зайца всегда много было! – говорит мне родственник, и мы отправляемся в путь.

На наше счастье у первого же дачного домика обнаруживается след зайца.

– Вот, смотри, – говорит мне Саня, присаживаясь на корточки и тыча в след толстыми пальцами, – видишь, вилка. Куда она показывает – туда заяц и побежал. Понял?

Саня взвел свою курковку и потихоньку пошел по следу, я в десяти метрах сзади, наблюдаю за действиями профессионала.

Вот он насторожился, нет, пошел дальше. Вновь остановился и присел. Потрогал след. Вынул его и приложил к щеке. Я поражен – вот это охотник!!!

– Иди сюда, – еле различаю его шепот.

Подхожу.

– Вон видишь, след заходит в недостроенный домик. Все! Хана ему. Оттуда он не убежит. Сейчас возьмем! – говорит Саня и направляется ко входу в четырехстенок…

Я стою и наблюдаю, как он подходит к проему, приготавливается и резко выпрыгивает напротив входа… Выстрела нет. Саня крутит головой. Я ничего не понимаю. Подхожу – в углу заячий горох, а зайца нет…

– Твою ж мать! – рыкаю я и уже отчетливо понимаю, что еще во время нашего тропления у меня возникла мысль, что мы идем не к зайцу, а от него. И даже стали припоминаться рассказы из книжки о животных, где были описаны следы разных животных. Книжку эту я прочел еще в школе, и почему-то в памяти запало, что направление заячьего следа идет в сторону рогатки. Но я списал это на свою забывчивость и доверился «опытному» охотнику.

Матерясь замерзшими губами, я поплелся домой. Всю дорогу думал, что никогда я не стану охотником. И все, что я слышал об охоте и читал, все это брехня!!!

Так я в очередной раз не стал охотником.

ОТ СУДЬБЫ НЕ УЙДЕШЬ

2004 год. Я сижу в парке на лавочке в тени деревьев. Ко мне подходит Юра – мой новый знакомый. Лет ему далеко за пятьдесят, он страховой агент.

– Ну, что, манатки-то собрал? – спрашивает он меня.

– Какие манатки? Куда собрал? – удивляюсь я.

– Как куда? На охоту! Скоро ж открытие!

– Так я не охотник, – отвечаю ему.

– Как не охотник? Я думал, ты охотишься. Ты ж вроде рыбачишь…

– Рыбачу! Ужу 29 лет как рыбачу! Но не охочусь. Хотел стать охотником, но все как-то неудачно. Да и охотников тут, в Павловске, у меня знакомых нет!

– Как нет!? Я охотник! Уже более сорока лет охочусь! С детства!

«Ого!» – думаю я про себя и начинаю расспросы.

Наша встреча закончилась тем, что к вечеру я уже прошел смотрины у троих поручителей, оставил задаток за «свое» ружье ИЖ-58 мая 1971 года выпуска и навестил на дому разрешителя.

Буквально в течение недели я уже владел ружьем, изучил техминимум от корки до корки, купил 100 патронов и ждал 21 августа – дня открытия охотничьего сезона.

И вот мы едем на «открытие». В лагере, помимо нас с Юрой и его сыном Иваном, еще пять человек. Весь день, вечер и ночь идут разговоры об охоте. Вспоминают смешное, откровенно врут и обязательно смотрят на мою реакцию – им невдомек, что я хоть и не охотник, но довольно много знаю о ней. Но все же пару раз прокалываюсь, отчего в лагере стоит сумасшедший гогот.

Вечер перед открытием. Я все бегаю к машине и поглядываю на часы – мне не терпится сделать первый выстрел и на зависть этим хвастунам первым добыть трофей.

Еще с вечера я все разложил по своим местам, но теперь ничего не могу найти. Тихий голос: «Не спеши. Успокойся. Мы тебя подождем». Это Анатолий – один из нашей компании – успокаивает меня.

Каждый идет к своему месту. Я остаюсь один. Дал маху и не расспросил, куда мне идти и где встать, чтоб не мешать другим. Потихоньку иду вдоль камыша в надежде определить, где есть свободное место.

Первый выстрел застал меня врасплох. Я вздрогнул. Еще совсем темно, и я вообще ничего не вижу.

Выстрелы полились один за другим. Стреляют со всех сторон, но я по-прежнему ничего не вижу, а лишь слышу, как где-то надо мной пролетают утки. Слышу, как падают сбитые. Мне обидно – как же так? И вдруг я отчетливо различаю несущийся над камышом силуэт утки – стреляю, еще раз…Но нет – мимо! Утка улетает.

Вдруг мимо меня проплавает чей-то подранок, и я лихорадочно обшариваю патронташ, карманы, вещмешок, но патронов не нахожу! Сотня патронов за зорю – в белый свет как в копеечку! Но почему-то меня это не расстраивает. Я даже рад этому! Довольный, хоть и без трофея, иду в лагерь.

И тут один из охотников говорит:

– Видали, как Серега утку бил? Кааак лупанет, да все сзади, сзади. Гляжу, а у него уже целая куча утиных задниц плавает!

В лагере гомерический смех… Смеюсь и я. Я свой, меня приняли, я равный среди особенных – Я ОХОТНИК!!!

Через пару часов я уже летел на своем авто в Барнаул за патронами.

В те два дня открытия я не сбил ни единой утки, и несмотря на это самый авторитетный в той компании сказал на прощание:

– Из тебя выйдет отличный охотник! Страсть в тебе! А это главное.

Сергей Ликсонов,

Алтайский край

Подписывайтесь на наш видео-канал на youtube


     17.08.2021     Просмотров: 2109  

Будь в курсе событий!
Добавь «Хозяйство»
в избранное.

Подписаться

НАРОДНЫЙ РЕПОРТЕР

+ Добавить свою новость